Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. Личный вопрос требует подробного описания ситуации, иначе будет оставлен без ответа.

Можно ли задолжать брокеру?

минусовой брокерский счет

Известно, что интересы инвестора и брокера не совпадают. Брокер получает комиссию от сделок клиента: чем больше сделок, тем выше его комиссия (заработок). Поэтому задача брокера утвердить клиента в представлении, что он сможет много зарабатывать за счет частых активных действий на своем счете. Хотя любое независимое исследование опровергает этот факт.

виды прибыли компании

Однако брокеры давно нашли отличное средство мотивировать клиента на сделки: выдать ему кредит. Ведь в случае большого кредита даже небольшая прибыль может быть сравнима с внесенными средствами. Понятно, что комиссия брокера при этом возрастает пропорционально выданной сумме. Пойдет ли после сделки рынок навстречу клиенту, уже не забота компании.

На рынке форекс многие посредники предлагают клиентам в 50, 100 или даже 500 раз больше их собственных средств на сделку. Известная компания Альпари может дать и 1:1000. Почему так много? Дело в том, что многие валютные пары котируются с точностью до четвертого или даже пятого знака после запятой, т.е. сами по себе изменяются чаще всего незначительно. Торгуя на 1000 долларов много не заработаешь, даже угадав движение — поэтому популярны высокие плечи, многократно увеличивающие риск.

Зато на фондовом рынке акции достаточно волатильны и плечи тут гораздо ниже — обычно не более 1:4. Для тех, кому этого недостаточно, существует срочный рынок, где плечо может доходить до 1:10 или даже выше. Достигается оно покупкой контракта за неполную стоимость, что по факту равносильно выдаче кредита. И на фондовом, и на срочном рынке гарантом исполнения сделок выступает биржа.

Брокер, предоставляя плечо, никогда не рискует, поскольку его действие распространяется на свободные средства клиента. Когда отрицательное движение по торгующемуся активу «съедает» эти свободные деньги, сделка автоматически закрывается, фиксируя убыток. Чем выше плечо, тем быстрее. Кажется, что при такой схеме клиент хотя и теряет, но по крайней мере не будет в минусе… однако (как ни удивительно) на практике клиент способен задолжать брокеру.

 

1. Укрепление швейцарского франка в январе 2015 года

Короткая предыстория. Борясь с укреплением национальной валюты, банк Швейцарии в феврале 2011 года зафиксировал курс франка к евро на отметке 1.2. Однако спустя почти 4 года, в январе 2015, он принял не ожидаемое рынком решение отпустить курс, что почти мгновенно и резко обвалило котировки по доллару и евро:

Укрепление франка в январе 2015

Котировки обвалились, но поскольку швейцарская валюта стоит в знаменателе, то по факту произошло ее укрепление к доллару и евро примерно на 25-30% в течение 15 минут. Что это означало для участников рынка — от частных трейдеров до крупнейших брокерских компаний?

убытки от укрепления франка в 2015 году

Как видно из диаграммы выше, курс EUR/CHF сделал лишь короткую паузу на отметке 1.0, после чего полетел еще ниже до отметки 0.86. Но это детали, а расчет вполне наглядный: из него видно, что даже при относительно небольшом плече убыток брокера был более, чем вдвое выше относительно полных потерь трейдера, которого не мог спасти выставленный стоп. Результатом стала прокатившаяся по миру волна убытков и банкротств крупнейших брокерских компаний:

убытки брокеров от укрепления франка в 2015

Наименее пострадавшей стороной оказались так называемые «кухни«, т.е. брокеры без реального вывода средств своих клиентов на межбанковский рынок. Поскольку сделки велись внутри таких компаний, у них не возникло обязательств перед контрагентами — например, при банкротстве Alpari UK русское отделение Alpari совершенно не пострадало. Неясно, пытались ли брокеры и банки получить что-то сверх депозита потерявших на франке трейдеров, однако убытки Швейцарского банка исчислялись громадной суммой.

 

2. Отрицательная цена на нефть в апреле 2020 года

Вторая подобная ситуация произошла не на валютном, а на срочном товарном рынке — где в частности торгуются фьючерсы на нефть. Что произошло здесь?

20 апреля на Московской бирже торговались беспоставочные фьючерсы на нефть Light Sweet, цена открытия которых составляла почти 18 долларов. Весь день цена падала и к вечеру составляла половину от утренней, торгуясь по 8.84 доллара. Часть трейдеров не стала избавляться от контрактов, чтобы не фиксировать убытки, а другие увидели в падающей цене отличный шанс заработать, поставив на рост – ведь фактическая котировка была уже недалека от нуля.

Хотя лимит падения на Московской бирже был исчерпан, торги продолжались на бирже Нью-Йорка NYMEX. Кстати, в отличие от Мосбиржи, она предупредила клиентов о возможности отрицательных цен и своевременно ввела программное обеспечение, которое позволяло заключать сделки по ценам ниже нуля. Избавится от контрактов на Мосбирже возможности не было.

Около 21.00 Мск цена на нефть в Нью-Йорке упала до 1 цента, после чего ушла в отрицательную область. Такого никогда прежде не было и очевидно войдет в учебники по экономике и ценообразованию товарных активов. Причем падение продолжилось почти отвесно и по итогам американской сессии цена составила минус 37,63 доллара, попутно показав абсолютный минимум в 40.32$:

отрицательная цена на нефть

Что произошло на следующий день 21 апреля? Мосбиржа просто отказалась проводить торги по фьючерсу, аргументируя это «недопущением возможных негативных последствий у участников торгов и их клиентов». Но на деле причиной стало неумение биржи работать с отрицательными котировками – столь же оперативно написать новый софт, как в США, там не сумели. Поэтому цена -37.63 была объявлена датой экспирации фьючерса.

Иначе говоря, убытки покупателей нефти за день составили 300%: от цены в 18 долларов до минус 37. Это значит, что трейдеры оказались должны брокерам вдвое больше, чем у них было к началу дня 20 апреля. Суммы задолженности в среднем составляют от сотен тысяч до нескольких миллионов рублей, причем брокер может начислять на долг проценты. При этом возможности продать контракты по цене ниже 8.84 – за 7, 5 или 3 доллара – у трейдеров, напомню, не было. Мосбиржа возмещать убытки не намерена.

Общая сумма по данному фьючерсу на начало 20 апреля оценивалась более, чем 400 млн. рублей, в убытке оказалось около 200 человек. Потери многие расценивают как критичные и даже выплата в рассрочку не сильно облегчит ситуацию. Готовится обращение трейдеров в суд, где главными аргументами видимо будут отсутствие торгов 21 апреля, техническая неготовность и отказ Мосбиржи от предупреждения, что сделала биржа в США.

 

Вывод

Описанные ситуации были чрезвычайными, но их общая черта очевидна: они произошли на рынках, где идет торговля с кредитным плечом и трейдер оперирует чужими средствами. В подавляющем большинстве случаев такой торговли трейдер теряет только свои деньги, но при определенных (хотя и исключительных) обстоятельствах может остаться должен брокеру. Причем задолженность может возникать не только в результате особых рыночных условий, но и вследствие некомпетентности трейдера: читайте здесь. При разных исходных данных вывод тем не менее один: идущий заработка с мечом не должен слишком негодовать, когда сам погибает от этого меча.

Поделись с друзьями!

Подписка на статьи








 
Optimized with PageSpeed Ninja