Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. Личный вопрос требует подробного описания ситуации, иначе будет оставлен без ответа.

Покупать ли структурный продукт?

 

Уже довольно давно я писал о структурных продуктах (см. тут). В интернете нет недостатка в статьях на подобные темы — но есть брожение в умах инвесторов по поводу того, как к этим продуктам относиться. Практически каждый крупный российский брокер предлагает линейку своих структурированных продуктов, причем порой разные брокеры предлагают прямо противоположенные варианты. Только знание этого факта уже заставляет настороженно относиться к подобным предложениям.

Если исходить из общей концепции инвестирования, то в первую очередь нужно подчеркнуть то, что структурные продукты — это срочный вариант инвестирования со сроками от нескольких месяцев до года (редко больше). Условия продуктов могут различаться, однако общие инвестиционные закономерности на таких периодах не проявляются — и чем большая потенциальная прибыль может возникнуть в итоге, тем больше рисков для инвесторов таит подобная инвестиция. Конечно, иногда срабатывают и доходные варианты — однако о своих неудачах брокеры говорить крайне не любят и информацию обычно приходится находить в сторонних источниках.

В качестве одного из подобных примеров можно назвать продукт «Феникс» компании BCS Cyprus, который предлагался клиентам до октября 2014 года. Он был связан с изменением котировок четырех иностранных бумаг — Sony, компании Take-two, компании, продающей лекарства от СПИД Gilead Sciences, а также производителя сапфировых стекол для мобильных девайсов GT Advanced Technologies (GTAT). Условия исполнения были «коридорного типа» и состояли в том, что ни одна из этих бумаг не упадет более чем на 40% за квартал, что должно было дать доход на уровне 24% годовых.

О волатильности акций у меня написано достаточно. Компании фармацевтической сферы в среднем обладают еще большими колебаниями по сравнению с техническими отраслями — поскольку риски, связанные с введением новых медицинских препаратов, в общем случае выше, чем, например, риск брака в модели нового автомобиля известного бренда, из-за которого придется отзывать всю партию. Это происходит просто в силу того, что человеческий организм гораздо сложнее.

как устроен фондовый рынок

Компания Take-two, относящаяся к индустрии компьютерных игр, не владеет бизнесом жизненно-важной необходимости — и в силу этого также показывает заметную волатильность. Наконец, и бизнес компании GTAT являлся достаточно эксклюзивным. Итого, в пакете предлагаемого продукта оказались три волатильные бумаги из четырех. Из азов теории вероятности известно, насколько велика может быть разница при наступлении двух и более событий одновременно и при наступлении только одного из них.

К примеру, если мы возьмем лучника, который попадает в цель с вероятностью 80%, то вероятность двух попаданий подряд будет равна произведению вероятностей: 0.8 × 0.8 = 0.64 (64%). Но если условием будет попадание только одного выстрела из двух (в нашем случае — падение не сразу двух, а только одной акции на заданную величину), то вероятность такого события резко возрастет: (0.8 + 0.8) – (0.8 × 0.8) = 0.96 (96%). Следовательно, разница большая уже в случае двух компонентов. Реализация всех четырех событий с вероятностью каждого в 80% даст только 40%, т.е. в два раза меньше.

По историческим данным на тот момент вероятность падения бумаг на 40% и более в квартал составляла около 30%. Следовательно, у инвестора было 70% шансов заработать 24% годовых. Но дополнительный подводный камень был заложен в распределении убытков, который не предусматривал их ограничение (что обычно прописывается в договоре), а измерялся пропорционально возникшему понижению котировок. Начавшие свое падение еще с августа, котировки GTAT быстро обвалились с $18 до 44 центов, после чего владельцам продукта было сообщено, что их убытки составляют 95%.

риски структурных продуктов

Как видно, восстановление не произошло и по сегодняшний день. Но это оказалось не концом истории: инвесторам было предложено вложиться в производителя 3D-принтеров компанию Stratasys и дождаться ее роста в цене в три раза для компенсации убытков. Однако котировки снова обвалились с $120 до $64. В результате инвесторы данного продукта потеряли все свои средства. Немного более подробно об этой истории можно почитать здесь: http://smart-lab.ru/blog/237692.php.

Для кого может быть полезен структурный продукт? Точно не для начинающего инвестора, которому чаще всего его и предлагают. Кроме рисков, в структурированные продукты зашиты порой немалые комиссии — так что квалифицированный инвестор при желании найдет способ реализовать заложенный в продукт идею выгоднее, просто купив компоненты по отдельности (возможно даже у того же самого брокера). Кстати, интересно посмотреть, останется ли возможным предложение подобных вариантов неквалифицированным инвесторам, которые согласно новому обсуждаемому закону должны получить гораздо больше ограничений на свои операции.

В качестве итога можно заметить, что в описанном выше случае риск возник без использования деривативов срочного рынка (фьючерсы, опционы), имеющих спекулятивную (не инвестиционную) природу. Акции сами по себе являются волатильным инструментом; выбор отдельных акций в большинстве случаев может принести пользу только инвесторам высокой квалификации и на достаточно длительном периоде. Фондовый брокер преследует свои интересы, поскольку получает выгоду с комиссий. Хорошую статью о зашитых и невидимых для среднего покупателя комиссиях брокерских продуктов можно прочитать здесь.

Поделись с друзьями!

Подписка на статьи








 
Optimized with PageSpeed Ninja