Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. Личный вопрос требует подробного описания ситуации, иначе будет оставлен без ответа.
class="post-template-default single single-post postid-5147 single-format-standard"

Финансовая индустрия: конфликт интересов

конфликт интересов в финансовой индустрии

На что способна финансовая индустрия?

Начнем разговор о конфликте интересов в финансовой индустрии с того, что представим ситуацию, где начинающий инвестор задумывает вложить свои деньги с доходностью выше банковского депозита. При этом он оказывается достаточно разумным и не лезет в непонятные ему офшорные компании и серые схемы, выбирая для своих целей лицензированные финансовые институты: например, крупного фондового брокера.

Из чего инвестор исходит? Из того, что финансовая организация играет с ним «в одной команде». Иными словами, брокер получает комиссию за предоставление своих услуг, а инвестор повышенную прибыль. Такая схема на первый взгляд выглядит вполне логично, ведь в крупных финансовых институтах должно быть сосредоточено большое количество специалистов, которые наверняка понимают, как приумножить чужой капитал.

Итак, инвестор обращается к посреднику и действительно находит множество предложений выгодно приумножить средства. И не только предложения – многие брокеры любят подтверждать на реальных примерах, как срабатывали их идеи. Если поставить вопрос таким образом, то вам наверняка дадут сводку, как советы компании помогли получить десятки процентов дохода в короткие сроки.

Подвох, однако, в том, что о случаях, когда идеи не срабатывали, говорится заметно реже. На соответствующий вопрос (его задают не часто, невольно концентрируясь на будущей прибыли) обычно следует ответ в том духе, что убытков было заметно меньше, чем прибыли. Но так ли это на самом деле? Посмотрим на результат следующего прогноза:

 

 

Из 10 опрошенных специалистов весной 2008 года никто (!) даже близко не смог предсказать обрушение российского индекса РТС за полгода до этого события. Заметьте: не отдельной компании или товара, а целого рынка. Аналитики компаний (за исключением тех, кто пытается сделать себе имя на пиаре) вообще не сильно любят негативные прогнозы, так как в период кризиса денег на рынке вращается меньше, а зарабатывать на падении весьма рискованно. А их точность в среднем близка к подбрасыванию монеты.

Пусть так. Но может быть, конфликт интересов с корыстными и некомпетентными аналитиками это в основном российское явление? Такое предположение опровергает суммарный прогноз зарубежных аналитиков по немецкому рынку:

 

прогнозы на DAX30

 

В левой части картинки раздела «DAX 30 Index» в столбце «Perf.» можно увидеть реальное изменение немецкого рынка за год в процентах, тогда как в разделе Analysts’s forecast в том же столбце стоят ожидания аналитиков.

Очевидными при этом являются две вещи. Во-первых, общий прогноз на каждый год был положительным, хотя рынки неизбежно периодически проседают (что и происходило в 2000-2002 гг.). Причина была названа выше – благоприятные прогнозы привлекают на рынок деньги.

Вторая очевидная вещь в том, что предсказания имели мало общего с реальностью: так, в 2002 году при прогнозируемом росте на 12% немецкий рынок упал на 44%, а в 2008 упал на 40% при прогнозе роста в 6%. Зато в 2005 и 2012 году рост в несколько раз опередил предсказания. Точный прогноз был сделан один-единственный раз, в 2015 году.

Если бы просто предположить средний рост рынка в 9% годовых за все годы (что близко к средней исторической доходности), то в результате мы получили бы точно такую же ошибку в 19%, как просуммировав предсказанное поведение рынка. А значит, можно было бы просто купить индексный фонд и достичь лучших результатов, не делая ровно ничего.

 

Конфликт интересов в финансах

Однако малочисленные действия клиентов совсем не в интересах посредников. К примеру, фондовые брокеры крайне не любят пассивных инвесторов, купивших на долгосрок отдельные акции или индексные фонды. Они не совершают сделок, они не приносят доход. Предлагая инвестору продукт сроком на 10 лет, доход посредника будет незначительным, поэтому гораздо чаще (почти всегда) вместо этого клиенту советуют:

  1. курсы по освоению торговли ценными бумагами;
  2. структурные продукты со средним сроком в несколько месяцев и высокими комиссиями;
  3. участие в первичном размещении ценных бумаг (IPO);
  4. активно управляемые паевые фонды с высокими издержками;
  5. сервисы автоследования, гораздо более рискованные, чем активное управление в паевых фондах;
  6. накопительное и инвестиционное страхование жизни;
  7. иные инвестиционные идеи, связанные с краткосрочными ставками и т.п.

Во всех этих случаях в продукты либо прямо закладывается высокая комиссия, либо посредник получает ее в результате большого числа сделок. Результат для инвестора при этом непредсказуем, зато он вполне предсказуем для посредника – и в этом смысл всей игры. На практике работает это примерно так:

 

 

Обещание гарантированной доходности на финансовых рынках запрещено. Они встречаются только в финансовых пирамидах, например на форекс – так что если вы оказываетесь в убытке, то оказываетесь вполне законным путем. Причем возможный убыток (риск) тем больше, чем большая доходность заложена в продукте. Торговля инвестора, упомянутая в пунктах выше, выглядит примерно так:

 

поведение трейдера

 

Независимо от финансовых посредников, их целью являются прибыль с клиента без риска, хотя и с помощью разных продуктов. Банки предпочитают рекламировать биржевые ноты, паевые инвестиционные фонды и продукты накопительного или инвестиционного страхования жизни, которые также используют страховые компании. Не то, чтобы страховка зло само по себе, но смешение ее с инвестициями позволяет накинуть на этот гибрид заметную комиссию.

Брокеры чаще напирают на инвестиционные идеи, делая своим клиентам рассылки, предлагают структурные продукты, участие в IPO или алгоритмическую торговлю. Схемы тут разные: от потери части прибыли в продукте со 100%-ной защитой капитала до потенциальных убытков в десятки процентов, если продукт, например, «коридорного» типа, где все акции должны находится в определенном диапазоне цен.

Микрофинансовые организации, принимающие инвестиции, комиссий формально не берут, но имеют повышенные риски банкротства с потерей всех средств без механизма их возмещения. При этом они вполне могут выпускать и ценные бумаги, например облигации. Это в теории позволяет собирать деньги с мелких инвесторов и работать по принципу «пирамиды», поскольку МФО недостаточно прозрачны для регулятора.

 

Итоги

Если неопытный инвестор остается с индустрией один на один и спрашивает там совет, то с очень большой вероятностью получит предложение, выгодное не для себя, а посреднику. В лучшем случае дело ограничится упущенной прибылью, в худшем заметной потерей средств.

При этом не стоит считать банки и брокеров мошенниками – потерянные средства вполне могут уйти на рынок, т.е. достаться третьему лицу. Но что обязательно достанется финансовому институту, так это комиссии со сделки, которые могут достигать нескольких процентов. В таких условиях вполне можно ограничиться ролью посредника, не выступая стороной самой сделки. Т.е. зарабатывать без риска.

Что же делать инвестору? Просто четко понимать свой интерес и идти против течения, используя брокера или другого посредника не для инвестиционных, а для чисто практических консультаций – например, как установить торговую платформу, можно ли настроить вывод дивидендов прямо на банковский счет и т.п.

Основой для выбора посредника можно соответственно назвать наличие у него нужных вам инвестиционных инструментов, надежность и минимальные комиссии, а не обилие аналитических материалов и предложений по управлению вашими деньгами. Надеюсь, что эта статья немного прояснила вопрос о взаимодействии финансовый посредник-клиент и будет полезна будущим инвесторам.

Поделись с друзьями!

Подписка на статьи



 
Optimized with PageSpeed Ninja