Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной.

werbung portfel

Светлый фон

Числа Фибоначчи



числа Фибоначчи

по материалам книги Б. Биггса «вышел хеджер из тумана»

 

О числах Фибоначчи и трейдинге

Я отношу себя к противникам технического анализа. Если говорить кратко, то технический анализ ставит задачей предсказать будущее движение цены актива, основываясь на прошлых исторических данных. Наиболее известная формулировка его сторонников — цена уже включает в себя всю необходимую информацию. Реализация технического анализа началась с развитием биржевых спекуляций в XX веке и наверное полностью не закончена до сих пор, поскольку потенциально сулит неограниченные заработки. Наиболее известными методиками (терминами) в технализе являются уровни поддержки и сопротивления, японские свечи, фигуры, предвещающие разворот цены и др. Парадоксальность ситуации на мой взгляд заключается в следующем — большинство описанных методов получили столь большое распространение, что, несмотря на отсутствие доказательной базы, действительно получили возможность влиять на поведение рынка. Поэтому даже скептикам, которые пользуются фундаментальными данными, стоит учитывать эти понятия просто потому, что их учитывает очень большое число других игроков («технарей»). Технический анализ может хорошо работать на истории, но стабильно зарабатывать с его помощью на практике не удается практически никому — гораздо проще разбогатеть, издав большим тиражом книгу «как стать миллионером, используя технический анализ»…

В этом смысле особняком стоит теория Фибоначчи, также применяемая для предсказания цены на разные сроки. Ее последователей обычно называют «волновиками». Особняком она стоит потому, что появилась не одновременно с рынком, а гораздо раньше — аж на целых 800 лет. Другая особенность в том, что теория нашла свое отражение чуть ли не как мировая концепция для описания всего и вся, и рынок является лишь частным случаем для ее приложения. Эффектность теории и срок ее существования обеспечивают ей как новых сторонников, так и новые попытки составить наименее спорное и общепризнанное описание поведения рынков на ее основе. Но увы — дальше отдельных удачных рыночных предсказаний, которые можно приравнять к везению, теория все-таки не продвинулась.

 

Суть теории Фибоначчи

Фибоначчи прожил долгую, особенно для своего времени, жизнь, которую посвятил решению ряда математических задач, сформулировав их в своем объемном труде «Книга о счетах» (начало 13 века). Его всегда интересовала мистика чисел — вероятно, он был не менее гениален, чем Архимед или Евклид. Задачи, связанные с квадратными уравнениями, ставились и частично решались и до Фибоначчи, например известным Омаром Хайямом — ученым и поэтом; однако Фибоначчи сформулировал задачу о размножении кроликов, выводы из которой и принесли ему то, что позволило его имени не затеряться в веках.

Вкратце задача заключается в следующем. В место, огороженное со всех сторон стеной, поместили пару кроликов, причем любая пара кроликов производит на свет другую пару каждый месяц, начиная со второго месяца своего существования. Размножение кроликов во времени при этом будет описываться последовательностью: 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377, 610, 987 и т.д. С математической точки зрения последовательность оказалась просто уникальной, поскольку обладала целым рядом выдающихся свойств:

 

  • сумма двух любых последовательных чисел есть следующее число последовательности;

  • отношение каждого числа последовательности, начиная с пятого, к предыдущему, равно 1.618;

  • разница между квадратом любого числа и квадратом числа на две позиции левее, будет числом Фибоначчи;

  • сумма квадратов стоящих рядом чисел будет числом Фибоначчи, которое стоит через две позиции после большего из возведенных в квадрат чисел

 

Из этих выводов наиболее интересен второй, поскольку в нем используется число 1.618, известное как «золотое сечение». Это число было известно еще древним грекам, которые использовали его при постройке Парфенона (кстати, по некоторым данным служившим грекам Центробанком). Не менее интересно и то, что число 1.618 можно обнаружить в природе как в микро-, так и макромасштабе — от витков спирали на панцире улитки до больших спиралей космических галактик. Пирамиды в Гизе, созданные древними египтянами, при конструировании также содержали сразу несколько параметров ряда Фибоначчи. Прямоугольник, одна сторона которого больше другой в 1.618 раза, выглядит наиболее приятно для глаза — это соотношение использовал Леонардо да Винчи для своих картин, а в более житейском плане им иногда пользовались при создании окон или дверных проемов. Даже волну, как на рисунке в начале статьи, можно представить в виде спирали Фибоначчи.

В живой природе последовательность Фибоначчи проявляется не менее часто — ее можно найти в когтях, зубах, подсолнухе, паутине и даже размножении бактерий. При желании последовательность обнаруживается практически во всем, включая человеческое лицо и тело. И тем не менее существует мнение, что почти все утверждения, находящие числа Фибоначчи в природных и исторических явлениях, неверны — это распространенный миф, который часто оказывается неточной подгонкой под желаемый результат.

 

Числа Фибоначчи на финансовых рынках

Одним из первых, кто наиболее плотно занимался приложением чисел Фибоначчи к финансовому рынку, был Р. Эллиот. Его труды не пропали даром в том смысле, что рыночные описания с применением теории Фибоначчи часто называются «волнами Эллиота». В основу развития рынков здесь была положена модель развития человечества из суперциклов с тремя шагами вперед и двумя назад. То, что человечество развивается нелинейно, очевидно почти каждому — знания Древнего Египта и атомистическое учение Демокрита было полностью утрачено в Средневековье, т.е. спустя примерно 2000 лет; 20 век породил такой ужас и ничтожность человеческой жизни, которые сложно было представить даже в эпоху Наполеоновских войн. Однако даже если принять теорию шагов и их количество за истину, остается неясной размер каждого шага, что делает волны Эллиота сравнимыми с предсказательной силой орла и решки. Отправная точка и правильный расчет числа волн были и видимо будут главной слабостью теории.

Тем не менее локальные успехи у теории были. Боб Претчер, которого можно считать учеником Эллиота, правильно предсказал бычий рынок начала 80-х, а 1987 год — как поворотный. Это действительно случилось, после чего Боб очевидно чувствовал себя гением — по крайней мере, в глазах других он точно стал инвестиционным гуру. Подписка на Elliott Wave Theorist Пречтера в тот год выросла до 20000, однако уменьшилась в начале 1990-х годов, поскольку предсказываемые далее «гибель и мрак» американского рынка решили немного повременить. Однако для японского рынка это сработало, и ряд сторонников теории, «опоздавших» там на одну волну, потеряли либо свои капиталы, либо капиталы клиентов своих компаний.

Теория охватывает самые разные периоды торговли — от недельной, что роднит ее со стандартными стратегиями теханализа, до расчета на десятилетия, т.е. влезает на территорию фундаментальных предсказаний. Это возможно благодаря варьированию числа волн. Слабости теории, о которых говорилось выше, позволяют ее адептам говорить не о несостоятельности волн, а о собственных просчетах в их числе и неверном определении исходного положения. Это похоже на лабиринт — даже если у вас есть верная карта, то выйти по ней можно лишь при условии, что понимаешь, где именно находишься. Иначе пользы от карты нет. В случае же с волнами Эллиота есть все признаки сомневаться не только в правильности своего месторасположения, но и в верности карты как таковой.

 

Выводы

Волновое развитие человечества имеет под собой реальную основу — в средние века волны инфляции и дефляции чередовались между собой, когда войны сменяли относительно спокойную мирную жизнь. Наблюдение последовательности Фибоначчи в природе по крайней мере в отдельных случаях сомнения тоже не вызывает. Поэтому каждый на вопрос, кто есть Бог: математик или генератор случайных чисел — вправе давать собственный ответ. Лично мое мнение такого, что даже при принятии волновой теории ее действие рассчитано на слишком длительные периоды, чтобы иметь полезность в течение одной человеческой жизни. При этом 200 лет наблюдений за  американским рынком и более 100 лет за остальными позволяют четко сказать, что фондовый рынок растет, проходя через различные периоды роста и стагнации. Этого факта вполне достаточно для долгосрочного заработка, не прибегая к спорным теориям и доверяя им больше капитала, чем следует в рамках разумных рисков.

 

Поделиться в соцсетях

Вам также может понравиться

Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика