Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной.

werbung portfel

Светлый фон

Шорты и лонги на бирже

лонги и шорты на бирже

 

Короткие и длинные позиции на бирже

Столкнувшись с пирамидами на форекс и затем ознакомившись с реальной доходностью хедж-фондов, я стал очень осторожно относится к любым вариантам трейдинга, особенно на форекс. Несмотря на то, что существуют отдельные компании, предлагающие доверительное управление на валютном рынке под флагом цивилизованных юрисдикций, подавляющее большинство хедж-фондов работает не с валютными парами, а на срочном рынке, используя в качестве инструментария акции различных компаний или товарные активы. Фундаментальный анализ в этом случае способен дать более осмысленную картину возможного поведения активов, чем в случае рынка форекс. Тем не менее не более 20% даже крупных и успешных хедж-фондов позволяют своим инвесторам получить большую доходность, чем при пассивном и низкозатратном индексном инвестировании, когда речь идет о достаточно длинных промежутках времени (10 и более лет). Причем в эти 20% большей частью входят различные фонды — скажем, через 5 лет их список скорее всего будет заметно отличаться от сегодняшнего.

В современных условиях эффективного рынка, когда можно считать, что все его участники получают примерно одинаковую информацию в равный промежуток времени (опускаем отдельные случаи заработков на инсайде), управление сделалось значительно более трудной задачей, чем это было на заре становления хедж-фондов. Как известно, для заработка хедж-фонды могут применять две основные стратегии, к которым можно свести разнообразие остальных: покупка активов с кредитным плечом в расчете на их рост (длинная позиция, покупка в лонг) или же продажа активов в расчете на их падение, которую также можно осуществить с плечом (короткая позиция или шорт). В последнем случае актив (например акции) берутся в долг и выставляются на продажу — когда цена падает, трейдер в какой-то момент закрывает сделку, выкупает акции по уже снизившейся цене и возвращает их. Разница между этой и первоначальной ценой — его прибыль. Однако когда речь идет о крупных объемах, то нужно иметь в виду, что на рынке может просто не оказаться нужного количества акций, которые нужно выкупить для погашения долга.

Одна из возможных тактик фондов в отношении короткой позиции — находить несоответствия (мошенничество) в отчетах компаний, после чего выставлять их акции на продажу. Обычно для этого приходится непосредственно побывать в компании и делать вывод не только на изучении сухих отчетов, но и личных впечатлений. К примеру, акции Coca-Cola, очень удачно купленные Баффетом примерно в начале 80-х годов, к 1998 году достигали своего пикового значения в 85 долларов. Аналитики компании предрекали дальнейший рост около 15%, однако из детального изучения обстановки следовали другие данные — которые были подмечены управляющим одного из хедж-фондов, лично побывавшему на заводе и опросившему в том числе рядовых сотрудников. После чего он продал акции в шорт — и действительно, вскоре они подешевели наполовину и на сегодня торгуются на том же уровне 45 долларов за штуку.

Тем не менее сегодняшняя эффективность рынка может серьезно препятствовать такой методике. К примеру, множество фондов и управляющих могут заподозрить завышенную оценку компаний. Естественно, тогда фонды покупают ее акции и открывают по ним короткую позицию. Проходит время, манипуляции компании вскрываются, открытые шорты начинают приносить прибыль. Однако фонды могут в это время получить крупный заказ на вывод средств, в результате чего должны закрыть как минимум часть позиций, чтобы обеспечить ликвидность — следовательно, они выкупают часть проданных в шорт акций. Таким образом, спрос на акции повышается и их цена начинает расти, что никак не связано с их фундаментальными показателями. Для другого фонда с более агрессивной короткой позицией это может обернуться маржин-колом и далее значительной потерей средств.

 

Следовательно:  используя плечо, можно оказаться в минусе даже при верном долгосрочном анализе

 

История Черного Принца

В книге Б. Биггса «Вышел хеджер из тумана» на нескольких страницах описывается увлекательнейшая история аналитика и последующего создателя собственного хедж-фонда Джека Робинсона под прозвищем «Черный принц», который специализировался именно на коротких продажах акций «раздутых компаний». Думаю, что только по этим десяти страницам можно было бы сделать не менее захватывающий фильм, чем «Игра на понижение» — возможно, эта история еще дождется своего режиссера. Компания, которой заинтересовался Джек, владела сетью гостиниц на берегу Карибского моря, однако несла ежегодные убытки — так что была выкуплена за незначительную цену группой риелторов из Майами. Цель была далекой и дорогостоящей — осуществить «прокачку» этих акций, но это был как раз тот случай, когда цель оправдывала средства.

Сегодня изгибающимися зданиями, танцующими под музыку фонтанами и экзотическими рыбами, плавающие в встроенном вестибюле холла аквариуме, вряд ли можно удивить — однако в 1980 году это еще было достаточно новым и завораживающим зрелищем, которое к тому же контрастировало с расположенным неподалеку монастырем августинцев 12 века. Однако именно пляжа тут не было, поскольку у берегов поднимались отвесные скалы. Жемчужиной острова должно было стать шикарное казино с мягким вечерним освещением днем и сверкающими звездами ночью — понятно, что дизайн здания также был полностью уникален. Однако появились проблемы: от непонятного источника происхождения денег до полугодового отсутствия туристов, поскольку несмотря на размах и планы полноценной инфраструктуры отдыха тут еще не было. Надежда руководителей проекта сконцентрировалась на казино.

Далее последовала его раскрутка — от ребрендинга в перемене имени до заключения договора со средненьким банком Уолл-Стрит. Ему отводилось две функции: позитивный исследовательский отчет и дальнейшее крупное размещение акций компаний. Напомню, что банки, оказывающие такие услуги, называются андеррайтерами, и обычно имеют лакомый кусок от первоначального размещения акций, закладывая в них свою прибыль. Отчет вышел и оптимистично спрогнозировал взлет акций в несколько раз по вводу всего комплекса курортов в действие.

Отчет на поверку, впрочем, не выдерживал критики. По сути он предполагал огромные доходы от казино, переполненные отели при огромной стоимости номеров, а также повсеместное применение азартных игр. В реальности же цене на номера отелей обычно ниже стандартных (для привлечения игроков), а азартные игры запрещены в зоне отелей. Тем не менее на фоне сделанного отчета акции компании совершили первый резкий взлет, достигнув 10 долларов и заметно обогнав по этому показателю даже оптимистичный банковский прогноз.

Все это не укрылось от Черного Принца, который подошел к делу очень серьезно — и сам, и через своего управляющего он довольно быстро выяснил положение дел. Он покупает крупный пакет акций и становится в короткую позицию, продолжая посещать мероприятия компании — его видят, его знают, и ему совсем не рады. Впрочем, Джек сильно не афиширует свое поведение — чем более эффективен рынок, тем сложнее получить прибыль по описанным выше причинам. В середине декабря 1982 года компания устраивает шумное шоу с приглашением знаменитостей и прессу; проплаченные рекламные интервью сообщали о существенных бонусах для первых посетителей казино. Акции компании пробивают следующую планку и устанавливаются на уровне около 25 долларов.

Однако разведка Джека показала, что и в этом случае происходило «надувание» посещаемости — номера бронировались любителями халявы и теми, кто сам неплохо на посещаемости зарабатывал (вплоть до девочек по вызову). Следовательно, Treasure Island должна была работать на грани окупаемости, а возможно, даже себе в убыток. Черный Принц усиливает короткую позицию, продав еще 200 000 акций. Тем не менее посещаемость в первое время не падает, обещанные бонусы (и подогреваемые слухи о них) продолжают поддерживать интерес и котировки компании, которые растут дальше и достигают 28 долларов. Продажи продолжаются. Акции поднимаются до 35 долларов на фоне заявлений компании, что даже высокие выплаты игрокам делают казино прибыльным благодаря высокой посещаемости — и общий объем проданных в шорт акций достигает полумиллиона. На карту теперь поставлено фактически все.

К 1983 году акции достигают 38 долларов и у Джона начинаются проблемы с покрытием — он уже не может продавать дальше в шорт и начинает нервничать. Цены акций компании продолжали расти, что уже не позволяло не только думать о дальнейших продажах, но и требовало все большего покрытия уже открытых позиций. Джон стал плохо спать, получая каждую ночь по паре звонков от брокеров относительно своих финансов. Казино было отлично осведомлено о состоянии дел своего противника и практически открыто насмехалось над ним.

И тут, казалось, пришло спасение. Выяснилось, что руководство компании предприняло значительные продажи своих акций. К понятию инсайдерской торговли в то время относились мягче — так что ответное заявление о том, что акции были проданы для погашения сторонних ссуд, судебного разбирательства не вызвало. Однако котировки резко опустились с 28 до 30 долларов, что казалось началом сдувания надутого пузыря.

Однако через некоторое время стараниями компании акции снова выросли — дело было в статье одного известного репортера, приглашенного на «халяву», а также в том, что казино продолжало хорошо платить. Доходило до того, что отдельные игроки брали с собой «утки», чтобы не потерять место за игровым столиком, а около игровых автоматов происходила настоящая драка. В апреле 1983 года акции компании взлетают до 60 долларов и брокеры начинают принудительно закрывать позиции Джека. Это увеличило цену на акции, которая в мае взлетает до 80 долларов — и уже сам Джек, получая требования инвесторов своего фонда, вынужден покупать ненавистные себе акции для дальнейшего закрытия позиций и выхода в «кеш». К 18 мая акции поднялись до 90 долларов. Акции RICH составляли почти половину активов фонда Джека — закрытие всех шортов уменьшило его капитал с 400 до 80 миллионов. К началу лета позиции по компании в фонде были полностью ликвидированы.

Итого: фонд потерял 80% капитала, несмотря на то, что выполненный Джеком анализ был верен. Уже к 1 июля цена на акции опустилась до 45 долларов. Казино изменило правила в свою пользу и потеряло популярность; обещанное второе казино хотя и было открыто, но не выдерживало конкуренции с остальными. В 1985 году цена на акции RICH вернулась к своим начальным уровням, хотя через 5 лет немного подросла. Однако руководство оказалось в выигрыше: они реализовали огромный пакет акций по 50 долларов за штуку и оказались победителями, сознательно воплотив в жизнь не рабочую бизнес-идею, а пузырь на ней.

 

История Ливермора и Нидерхоффера

Джесси Ливермор был легендарной фигурой рынка начала века — и если о нем не получится захватывающей истории, то только из-за меньшего количества информации, чем в предыдущем случае. Ливермор становится известен с 1890-х годов — а во время краха 1907 года делает 100 миллионов долларов. Ходят слухи, что он один в тот момент мог положить конец существованию американской биржи и правительство США даже консультировалось с ним в поисках выхода из кризиса. Очевидно, тот год определил его биржевые предпочтения, которые сделали его «медведем». Впрочем, в 1916-1919 годах он, как и многие другие, следовал за рынком и добился схожих с другими трейдерами результатов. Послевоенная депрессия 1919-1921 года и короткие позиции в этот момент оказались удачным решением, хотя его пул (прообраз современных хедж-фондов) со смешным названием Пигли-Вигли хороших результатов не дал. После этого американский рынок перешел в сильный и долгосрочный рост; по иронии судьбы Ливермор сдался как раз накануне 1929 года и встал в громадный лонг, что в сочетании с всегда применяемым им плечом превратилось для него в катастрофу. 1937 год принес новый кризис — и через 3 года Ливермор покончил жизнь самоубийством, хотя выбранная им в последний раз тактика была верной на дистанции всего последующего века.

Виктор Нидерхоффер жил заметно позднее — собственно, он жив до сих пор — но обладает не менее интересной биографией. Начать можно с того, что не каждый известный трейдер также является известным спортсменом. Виктор пять лет подряд он удерживал титул чемпиона среди юниоров Нью-Йорка по теннису, а затем перешел на сквош — и уже через год (1964) выиграл чемпионат страны, причем и далее он еще будет становиться его победителем. Этот уровень он ухитрялся сочетать с серьезным изучением вопросов рынка — в 1969 Виктор защитил докторскую диссертацию «Неслучайный характер колебаний курсов акций: новая модель ценовой динамики». По сути она бросала вызов всей рыночной истории, где на краткосрочных периодах колебания акций принимались случайными. Но вот только в отличие от тенниса и сквоша, выйти победителем из схватки с рынком трейдеру не удалось.

Однако поначалу его успех был не менее впечатляющим, чем в области спорта. В 1980 году Виктор основал трейдинговую компанию Niederhoffer Investments, на которую вскоре обращает внимание даже Сорос, доверяя ей в управление некоторый капитал. В середине 90-х годов Нидерхоффер считался в США одним из ведущих трейдеров по фьючерсам, а среднегодовая доходность его фонда составляла фантастические 35%. Однако в 1997 году Виктор Нидерхоффер сыграл на рынках развивающихся стран — и после обвала американского рынка 27 октября 1997 года более чем на 7% был вынужден полностью ликвидировать свои позиции (как и Черный Принц, описанный выше). Однако если последний оставил у себя в управлении часть средств, то Виктор был вынужден был заложить свой дом и продать коллекцию антикварного серебра на аукционе Sotheby’s.

В 2001 году он получает второй шанс и становится управляющим Matador Fund Ltd. и к 2006 году показывает невероятный результат, разгоняя его капитал с 2 млн. до почти 350 млн. долларов. Конечно, волатильность фонда также была просто гигантской — так, в июле 2002 года фонд получил 30%-ный убыток; однако результат к 2006 году полностью оправдал доверие своих инвесторов. Но в 2007 году фонды Нидерхоффера снова понесли значительные потери — и после того, как стоимость активов Matador Fund снизилась на 75 %, он был закрыт.

 

История Бартона Биггса

Бартон Биггс известен в миру трейдеров двумя вещами — во-первых, своей долгосрочной неудачной короткой позицией на растущем рынке нефти в первой половине 2000-х (которую ему все же удалось относительно удачно закрыть) и во-вторых позицией по высокотехнологичным акциям конца 90-х годов, когда он один из немногих отстаивал теорию пузыря на них и действовал в соответствии со своими убеждениями.  В 1999 году он встал в короткую позицию по доткомам, однако сделал это слишком рано и успел потерять достаточно большую сумму. К апрелю 1999 за восемь месяцев индекс доткомов увеличился более чем на 300%, но уже к августу упал на 30%, а отдельные крупные компании (eBay, Amazon и др.) и вовсе потеряли половину стоимости. Однако за следующие семь месяцев индекс снова утроился — вряд ли можно найти хотя бы несколько трейдеров, примерно поймавших максимумы и минимумы этого времени. В начале весны 2000 произошло еще одно снижение, многими воспринятое как коррекция перед следующим подъемом. И действительно, индекс снова подрос, хотя и не до предыдущих отметок.  Но уже с июля 2000 следует настоящее падение, когда за 5 недель Intel упал на 45%, а вместе с ним и весь технологический сектор. Рецессия, вызванная этими событиями, дала три года отрицательной доходности (2000-2002) американского индекса подряд, что на протяжении последних 100 лет случалось только один раз:

 

Итог

Приведенные примеры — люди с огромными знаниями и опытом, пользующиеся в индустрии уважением коллег и последователей. Порой в течение многих лет они успешно вели торговлю, но в конце концов кредитное плечо приводило их к более или менее глубоким убыткам. Что может почерпнуть отсюда инвестор? Спокойно следовать пассивной стратегии инвестирования, диверсифицированной по качественным портфельным инструментам. Погоня за доходностью как в виде фондов с кредитным плечом, так и подбором более подходящих вариантов спустя какое-то время даст больший убыток, чем простое следование за заранее определенным составом, отвечающему вашей склонности к риску.

 

Поделиться в соцсетях

  • Antony

    Вся статья описывает истории классических «игроков», не имеющих отношения к профессиональному трейдингу. Первое, что должен знать любой профессионал при открытии позиции — на каком уровне фиксировать убыток, если прогноз оказался неверным. Любая ситуация «открылся на всю котлету и до последнего надеялся, что цена развернется» — это игра, но не профессиональная торговля.

    Теперь подробнее.

    1. «Черный принц» — открылся на продажу в средне-/долгосрок, где фиксировать убыток, понятия не имел (на финансовых рынках никогда не срабатывает в течение длительного времени позиция «я прав, и все тут» — рано или поздно любой оказывается неправ), при росте цены еще и доливался — классический сеточник без стопов. К профессиональной торговле это отношения не имеет.

    2. Ливермор — несколько раз верно угадал направление и заработал кучу денег. Потом тоже открылся без стопа на всю катушку и потерял все деньги. Вывод — игрок, но не профессионал.

    3. Нидерхоффер — открылся на всю катушку, да еще и так, что без штанов остался. Вывод — игрок, не профессионал.

    Возможно, правда, что поначалу они торговали профессионально, а потом стали «игроками». Но это психологические, а не систематические проблемы. При любом нормальном риск-менеджменте такого не случается.

    Зачастую возникает впечатление, что чем больше человек заработал на финансовых рынках и чем больше у него опыта и образования в финансовой сфере, тем больше шансов на дальнейший успех. На самом же деле и новичку может дико повезти заработать кучу денег, и профессор экономики может смыслить в торговле меньше какого-то 20-летнего парня, даже школу не окончившего, а количество опыта само по себе многого не значит.

    Причем почти все профессиональные трейдеры, которых знаю, не имеют формально экономического образования. А все «типа крутые трейдеры» с высшим экономическим образованием, которых встречал, оказывались обычными околорыночными рассказчиками без реального длительного опыта профессиональной торговли.

    Существуют фонды/адвайзеры, которые и по 30 и более лет обгоняют фондовые индексы. Они обычно просто особо не пиарятся, и малоизвестны среди публики. Вот пример такого адвайзера: https://ctadatabase.fundpeak.com/Program.aspx?id=757

    28% средний год, 31 год истории. При этом в «кризисный» 2008 получена самая большая прибыль за последнее десятилетие — более 45% за год. Проблема в том, что малая часть индустрии реально понимает все причины и возможные последствия собственных действий. К примеру, многие фонды даже попросту не имеют софтового риск-менеджмента, который автоматически закрывает позиции при достижении какого-то уровня убытка, поэтому один «психанувший» трейдер может слить кучу денег быстрее, чем человек — риск-менеджер успеет это заметить. Элементарная ошибка, которая не имеет отношения непосредственно к торговой системе, но при этом на нее постоянно «налетают» в разных фондах. Ясное дело, что это заметно портит статистику, и потом можно сказать: «вот, фонд 10 лет подряд шел в плюс, а теперь резко слился, значит, и всем другим доверять никак нельзя». Вывод в корне неверный, потому что подобная ситуация у другого фонда/адвайзера с софтовым риск-менеджментом просто невозможна, поэтому и такой вывод на него распространяться не может.

  • Andrey Shvalbe

    Спасибо за коммент, Антон. По трейдерам скажу так. Их стратегии действительно затрагивают крайности, но в книге они даны как альтернатива арбитражникам — много фондов, которые зарабывают свои 3-5% на арбитраже и хеджировании с умеренными рисками. Но очень нечасто больше. Что существуют фонды с обгоном индексов более 10 лет, это не секрет — но их мало. Конкретно твой пример интересен — но как и у фонда Баффета львиная доля прибыли сделана в первые годы, без них общий результат заметно скромнее. И дальше доходность будет только падать — т.е. инвестор сейчас даже на 12-15% годовых вряд ли бы смог там рассчитывать. Кстати, в таблице указана чистая доходность инвестора по эквити или еще комиссию надо отминусовывать? Интересно и то, что у них минималка только в 16 раз больше средств под управлением. На первый взгляд фонд часто оказывается в отрицательной корреляции к рынку, напоминая этим тот, что есть у меня в партнерах. Можно еще глянуть, сколько раз за 30 лет он обгонял S&P500 — тоже хороший показатель. Если знаешь еще подобные фонды — делись.

  • Antony

    Да, видел и другие похожие, например: http://www.iasg.com/en-us/Groups/group/Campbell-Company-LP/Program/Campbell-Managed-Futures-Composite-f-k-a-FME-Large-

    Сумма в управлении вместе с более чем 30-летней историей впечатляет, конечно.

    Судя по «Returns are based on proforma adjustments to a proprietary account to reflect fees», доходность показана уже с учетом комиссии.

    Обычно такие фонды являются «полузакрытыми», куда пускают в основном «своих» инвесторов. Да, встречаются они нечасто, но бывают. Судя по тому, что слышал от людей, которые к таким фондам были достаточно близко, торговые стратегии там идут от скальпинга по стакану до долгосрока по классическим моделям теханализа.

    Обычно из «такие фонды существуют, но их мало» делается вывод, что в подобных фондах сидят сплошь какие-то Перельманы, управляющие датацентрами круче, чем у Google, где нейронные сети на миллионах процессорных ядер просчитывают какие-то невероятно сложные алгоритмы, обыгрывая остальных «лохов» без такого крутого железа. На самом же деле даже Баффетт писал: «Чтобы добиться выдающихся результатов, совсем не обязательно делать что-то выдающееся». И при более близком рассмотрении оказывается, что основные идеи в таких компаниях/фондах просты по сути, проблема лишь в том, чтобы дойти до этой простоты правильным образом.

  • Andrey Shvalbe

    По этой ссылке без регистрации не пускает — ну да ладно. Важно еще, чтобы доходность именно по эквити, а не по закрытым сделкам давалась. Плюс «полузакрытости» по мне только в том, чтобы избежать перенасыщения фонда деньгами — но не в том, что льготные условия входа и прошлая история сами по себе обеспечат отличные будущие результаты. Йельский фонд хорошо управляется в последние 20-30 лет, но создан он был в 20-е годы или даже ранее — и после Великой депрессии был 20 лет крайне осторожен в доле акций, когда как раз было время их покупать. И передумал фонд как раз перед новым кризисом в конце 60-х. По последней части — нет, дело конечно не в более крутом железе. На рынке работают простые идеи, просто сам рынок меняется, а с ним и рабочие варианты. Есть такая карточная игра Hi-Lo, к которой написано много простых триггеров. Тестировал в свое время. Идеи триггеров просты, и каждым триггером в определенный промежуток времени можно зарабатывать, порой даже достаточно долго. Вопрос только, когда какой взять. Может реально казаться, что найден рабочий триггер или нужная комбинация — до поры до времени, к сожалению.

  • Antony

    Доходность, к сожалению, по балансу. Такие уж правила листингов — их определяют не сами компании. Но скрывать пересиживание/сетку более 30 лет, очевидно, невозможно, поэтому данные в данном случае достаточно показательны.

    Насчет торговых идей скажу так. Все профессионалы, достаточно долго (5 и более лет) живущие с торговли, о которых знаю, используют сравнительно простые идеи, и в целом схожие подходы. Хотя корреляция результатов у них обычно почти нулевая, но это лишь подтверждает независимость реализаций. Поскольку все подобные профессионалы действуют примерно схожим образом, идеи просты по сути и чаще всего могут быть логично пояснены, то можно сделать вывод, что подобные действия, если и не способны привести к стабильному результату на протяжении полувека или около того (таких людей пока не встречал), то способны привести к результату, заметно превышающему доходность индексов, на протяжении порядка десятка лет (таких встречал). 10 лет самостоятельной торговли с неплохим результатом при правильном подходе хватит, чтобы обеспечить себя лучше, чем за полвека консервативного инвестирования в ETF и индексы. Но, конечно, и усилий потребуется на порядок больше. Поэтому «вечная» работа тут, по сути, и не требуется, а возможность относительно стабильной работы в течение десятка лет и более подтверждена на практике.

  • Andrey Shvalbe

    Я сам встречал такого на mmgp — говорил о средней доходности порядка 30% годовых в валюте за промежуток около 10 лет. Допустим даже, доходность и в последующие годы будет такой же (что совсем не факт). Но одно дело — самостоятельная торговля, затратная по нервам, времени и пр., и другое — инвестирование, которое фактически не требует временных и иных затрат. Фактически во втором случае через неделю-другую инвестор получает возможность инвестировать в адекватный портфель с минимальными комиссиями и пониманием своих действий. У меня ресурс посвящен именно этому варианту — даже неплохой инвестор имеет весьма невысокие шансы найти такого профи, который за 10 лет обгонит индекс, согласится управлять средствами, не передумает за этот срок и возьмет адекватные комиссии, чтобы доходность осталась на хорошем уровне. Т.е. человеческий фактор играет очень большую роль, от которого свободны индексные ETF.

  • Antony

    Тут, конечно, желательно какое-то достаточно хорошее доказательство. Просто словам я уже давно верить перестал. Хотя, конечно, заливать будут чаще про 200% годовых, чем про 30.

    Обычно такие трейдеры работают по классическому ММ. Скажем, если средние 30% в год получаются при просадке 20% (вполне реальные числа для профессионала), то при 65% допустимой просадки это уже 100% в год в среднем, т.е. удваивание рискового капитала за год. В результате можно рисковать заметно меньшей суммой, чем в случае с ETF, получая лучший результат.

    Конечно, простая диверсификация между индексами куда надежнее диверсификации между случайно выбранными ПАММами, к примеру. И для людей, не желающих тратить много времени на изучение, куда проще и надежнее просто закупиться парой ETF. Хотя, конечно, остается вопрос выхода на просадках — подобные инвесторы часто не разбираются в той мере, чтобы этого избежать. Однако те, кто готовы потратить больше времени, вполне могут получить и более хороший результат даже на 5-10-летних промежутках.

    В общем, плюсы и минусы есть у обоих подходов. Вряд ли можно сказать, что один несомненно превосходит другой.

    К слову, Андрей, а планируешь выложить собственный портфель, чтобы читатели увидели результат, так скажем, «в реальных числах»?

  • Andrey Shvalbe

    Тут вопрос системы отсчета 🙂 Для профессионального трейдера он один, для инвестора, особенно такого, который хочет сохранить и заработать без специальных знаний — другой. Тот трейдер, с которым я довольно долго беседовал, просто смеялся над пассивным инвестированием, не веря в него. Его право — лично я стараюсь слушать всех, имеющих опыт. Доверительное управление к тому же часто связано с дополнительными неторговыми рисками — активные ПИФы имеют достаточно возможностей для обкрадывания (не говорю уже об офшорах и пирамидах), а в прямом доверительном управлении рисков разного рода обычно еще больше, чем в ПИФах. Инвестор с ходу получает столько подводных камней, что и сам не представляет. По факту ему нужно не только найти качественного проф. трейдера/компанию (что само по себе очень сложно), но и озаботиться рядом юридических вопросов, чтобы не зависеть от человеческого фактора.

    По портфелю — выкладывать не планирую. Как раз потому, что несмотря на многократные предупреждения, что портфель индивидуален и зависит от многих факторов, мой опыт показывает, что люди просто копируют портфель. Инвестор может желать иметь в портфеле золото, африканские страны и пр. — я могу дать совет и свое видение, а могу подобрать наиболее выгодные активы в выбранном направлении. Реальные числа я озвучиваю, хотя они могут меняться как в большую, так и меньшую сторону. Например, в 1975-2000 годах на хорошем мировом рынке реально было получать в среднем 16-18% годовых, последние 15 лет эта цифра ниже.

  • Andrey Shvalbe

    P.S. Похожую на расписанные в статье историю можно найти в книге Брукса «12 классических историй Уолл-стрит», посвященную компании Пигли-Вигли. Это один из наиболее крупных примеров игры в монополию, когда одни игроки пытаются играть на понижение, распространяя негативные слухи и продавая не имеющиеся у них акции некоторой компании в шорт — а владелец этой компании одновременно пытается выкупить по возможности все свои акции, чтобы (если ему удастся не допустить их сильного падения) выставить медведям требование на выкуп. В теории в этом случае он может запрашивать за акции практически любую цену, поскольку у медведей их нет, а невозврат долга чреват судом и даже тюрьмой. Но в данном случае Сандерс (владелец Пигли-Вигли) проиграл: биржа сняла его акции с торгов, а спекулянтам предоставила отсрочку, в результате чего те смогли найти недостающие акции у случайных владельцев, выкупив их на внебиржевом рынке по вполне комфортной для себя цене.

Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика