Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. И другим польза, и сайту плюс. Обычно отвечаю довольно быстро.

О связи регуляции и торговых рисков



 

 

Что обещает регуляция?

Теме регуляции отведено в моем блоге определенное место — общая статья об основных регуляторах помещена здесь, а об отличии регистрации от регуляции написано тут. Тем не менее, по совокупности этих статей может сложится впечатление, что там, где надежная регуляция действительно подтверждена, речь идет о качественном доверительном управлении (при рассмотрении проектов такого типа). Однако на практике это оказывается далеко не так.

Для чего предназначен регулятор? Напомню — именно для того, чтобы избежать неторговых рисков. Т.е. европейская или американская регуляция гарантирует, что компания не сможет безнаказанно исчезнуть с деньгами — все данные учредителей открыты. Также она гарантирует инвестору возможность судебных разбирательств по известным международным правилам (а не по неизвестным законам неизвестно в какой части света расположенного офшора) и гарантирует компенсацию при банкротстве по причинам, не связанным с торговлей. В Европе компенсация почти всегда включена в функции регулятора, хотя обычно оформлена отдельным фондом (как, например, CIF в Cysec) — а в Америке регуляция хотя и жесткая, но сама по себе не всегда подразумевает компенсацию, которая на фондовом рынке оформляется через отдельную структуру — SIPC.

Ввиду плотного контроля торговли смошенничать в таких юрисдикциях очень сложно  — и если возможно, то практически всегда лишь в результате сговора. Поэтому то, что в проектах доверительного управления торговля идет (и с очень большой вероятностью — на все поступающие средства инвесторов) качественная регуляция почти гарантирует. И тем не менее это не имеет практически ничего общего со стилем торговли, который может быть очень рискованным — один из таких проектов я уже приводил тут. Регулятор не отвечает за торговые риски — а многочисленные исследования о сложности превзойти рыночную доходность (в том числе эксперименты с обезьяной, обыгрывающей управляющие компании и хедж-фонды) часто не известны даже крупным инвесторам, автоматически приравнивающим надежную регуляцию к надежной и прибыльной торговле. Однако, повторюсь, это совсем разные вещи — и помимо примера по ссылке ниже я приведу еще несколько в этой области.

Для открытия хедж-фонда нужен серьезный капитал, а для запуска собственного ПАММ-счета на Альпари нужно условных 100 долларов. Хотя, например, торговая команда Trade-Bowl на FXOpen с 2011 по настоящее время обыграла чуть ли не все хедж-фонды мира, это лишь крайне редкое исключение из правил, тогда как общее количество открытых (и слитых) ПАММ-счетов на одной только площадке Альпари с 2010 года составляет до нескольких десятков тысяч. Хедж-фонды могут и не обыграть индекс S&P500, но во всяком случае не часто доводят капитал инвестора до полного исчезновения — в отличие от безликих создателей ПАММ-счетов создателям хедж-фондов приходится отбивать весомые расходы на запуск фонда, а репутационные потери могут тянуться за ними всю жизнь. Но это касается серьезных фондов с наработанной большой историей и огромными капиталами, проценты с которых кормят фонд и при очень низкой доходности — молодые же компании без репутации нередко делают ставку на разгон счетов, привлекая для торговли методы, которые в трейдерской среде принято называть «токсичными».

 

Средняя доходность и риски хедж-фондов

Для получения полноценной картины, прежде чем перейти к частным случаям, лучше всего обратиться к ресурсу Hedge Fund Research, который регулярно публикует статистику доходности по хедж-фондам. Индекс этого фонда представляет представляет из себя подобие средневзвешенной доходности хедж-фондов по всему миру:

 

HFRX Global Hedge Fund Index

 

Таким образом, средняя чистая доходность хедж-фондов за почти 18 лет оказывается на уровне 5% в год — а достаточно высокие комиссии за управление, особенно заметные по сравнению с ETF, и сопутствующие расходы опускают эту прибыль практически до нуля. Напомню, что при этом за последние 50 лет американский рынок при пассивном следовании за индексом принес своим инвесторам около 10-12% в год (хотя на меньших интервалах времени это значение может быть другим, особенно около областей кризиса вроде 2008 года).

Какой следует из этого вывод, прежде всего для хедж-фондов? Активное управление в разы проигрывает пассивному, а последним инвесторы прекрасно могут заниматься самостоятельно, причем с гораздо меньшим входным порогом, чем требуют хедж-фонды. Лидеры доходности хедж-фондов сменяются ежегодно и в действительности очень небольшое их число могут продемонстрировать инвесторам хорошую статистику за 10 лет со средней доходностью, близкой к индексу и без отпугивающих капитал глубоких просадок. С другой стороны хедж-фонды изначально известны как сильно закрытые организации, позиционирующие слабый контроль для возможности применения различных стратегий без законодательных ограничений — известно, что к примеру в российских ПИФах управляющим законодательно запрещено продавать акции больше определенного объема на падающем рынке, чтобы не провоцировать панику, а также запрещается использовать короткие позиции. Однако недостаток контроля в некоторых случаях можно с тем же успехом использовать для мошенничества — как пример можно привести Blackfield Capital, где инвесторы в прошлом году потеряли несколько сот миллионов долларов.

Тем не менее многие хедж-фонды работают и в цивилизованных юрисдикциях, демонстрируя реальную торговлю. Причем управляющие понимают, что при сравнении с реальным рынком на дистанции у них практически не будет шансов на победу. Выход? Использование «спорных» методов ведения торговли с применением мартингейла, сеточной стратегии, пересиживания и усреднения; кроме того может применяться сокрытие просадки, т.е. показ результатов торговли только по открытым сделкам. Любая надежная юрисдикция не требует автоматического раскрытия этой информации инвесторам, в результате чего последний часто покупает «кота в мешке». Перейдем к конкретным примерам.

 

Haeres Capital

Данный фонд имел серьезную регуляцию NFA, что можно было проверить на сайте и найти ее под номером ID: 0460856. Фонд начал свою деятельность в 2012 году и к началу 2014 представлял инвесторам следующую картину по результатам своей доходности:

 

Haeres Capital

 

Как видно, показанные результаты просто прекрасны — доходность в 50% годовых примерно в 4 раза выше средней доходности по американскому рынку, а допущенная просадка для такой доходности просто ничтожна. Полезно будет знать простое правило: поскольку уровень take profit к stop loss в большинстве случаев выбирается 2 к 1, то доходность в 50% может приводить к просадкам счета порядка 25%. Правда, по другим данным плавающая просадка фонда в 29% для 2013 года была указана, однако в 2014 году отсутствовала. Поскольку у брокера была услуга реального доверительного управления через брокера IronFX (кстати, ныне тоже проблемного), то есть мониторинг торговой стратегии фонда, который показан ниже:

 

ДУ Haeres Capital через IronFX

 

По данным 2013 года статистики нет, а в 2014 году видно, как начиная с конца мая месяца на счету возникла плавающая просадка, которая резко возросла в сентябре — в результате чего фонд закрылся с убытком под 70%, причем убыток был зафиксирован в один день. Анализ счета вместо анонсируемых фондом «уникальных алгоритмов и 20-летнего опыта» показывает обыкновенное пересиживание и сеточную стратегию. Причем в отсутствие мониторинга у инвесторов в 2014 году не было сведений об открытых убыточных позициях.

 

MatadorFX

Тут инвесторам повезло больше, хотя этого вполне могло и не произойти. Речь о компании MaradorFX, также находящейся под регуляцией NFA (ID: 0419425) с функцией «Firm is engaged in retail off-exchange foreign currency futures and/or options». Т.е. фирма занимается валютными фьючерсами и опционами — а последние ввиду неограниченности убытка таят в себе очень весомые риски. Лицензию компания получила в конце 2010 года и на периоде с 2011 до середины 2014 года хорошо использовала волатильность рынка при помощи усреднения и пересиживания, не говоря уже о более агрессивных подходах. Однако дальше у компании возникли некоторые проблемы:

 

MatadorFX через FXPro

 

В результате превышения рисков образовалась просадка на уровне 20%, которую пришлось резко закрыть и выводить счет при помощи другого трейдера; в конечном счете как фонду, так и его инвесторам просто повезло.

 

Выводы

Рассмотренные примеры выбраны потому, что в них есть мониторинг счета, благодаря которому при некоторых знаниях можно хотя бы грубо проанализировать торговлю и риски. В подавляющем большинстве фондов инвестору подобная статистика просто недоступна, и сообщается лишь месячная балансовая доходность. Выбранные примеры хорошо показывают, что по крайней мере в части хедж-фондов риски либо никак не контролируются, либо контролируются очень плохо — так что вместо «надежного» инвестирования возникает реальная угроза совершенно непредсказуемого результата вплоть до полной потери денег. Некоторые трейдеры прямо говорят, что считают прибыльную торговлю на рынке в течение длительного времени невозможной, и используют для доходности, к примеру, усреднение по волатильному рынку, скрывая отрицательное математическое ожидание обычным везением (которое не длится вечно). Дополнительно можно привести пример фонда Legg Mason Value Trust управляющего Уильяма Миллера, который 15 (!) лет обгонял рыночный индекс, но затем растерял свое преимущество за три года. При этом конечный результат оказался хуже пассивного инвестора (возьмем промежуток в 20 лет), поскольку при равной доходности с бенчмарком инвестор ежегодно терял несколько лишних процентов на комиссиях фонду. Вряд ли много смысла искать иголку в стоге сена в массе хедж-фондов, когда существует инструмент ETF и теория инвестиционных портфелей, год от года показывающая себя на практике. В статье использовались выдержки из обзора Антона Рыбина.

 







Подпишись на новые статьи!

Поделиться в соцсетях

Предыдущий пост
Следующий пост
Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика