Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. Личный вопрос требует подробного описания ситуации, иначе будет оставлен без ответа.

Психология инвестиций

 

Движения рынков — это не только объективная экономическая реальность, но и наложенные на экономику настроения и ожидания инвесторов. Т.е. в котировку любой крупной акции или целого рынка заложены не только экономические процессы, но и представления людей о них. Людей весьма разных — с разным образованием, эмоциональным типом и просто разным настроением в конкретный день.

Начиная знакомиться с рынком можно предположить, что рациональная составляющая рыночных кривых значительно сильнее эмоциональной — однако это далеко не всегда так. Эйфория инвесторов способна раздувать громадные пузыри, а страх потери денег порой загоняет акции на такие уровни, когда рыночная капитализация крупной надежной компании становится заметно меньше ее балансовой стоимости. Что, конечно, не может свидетельствовать о рациональной оценке.

Ключевым психологическим моментом в инвестировании является то, что эмоции от потерь ощущаются гораздо сильнее, чем удовольствие от прибыли. Последняя воспринимается как нечто само собой разумеющееся, тогда как первый вариант вызывает сильный дискомфорт. В жизни подобные ситуации происходят регулярно: допустим, вы спешите и вам нужно проехать через центр города с большим числом светофоров. Зеленый свет в этом случае будет восприниматься как должное, тогда как красный будет сильно нервировать. Если по теории вероятности вам встретится 5 зеленых и 5 красных сигналов, то ощущение от поездки будет скорее всего как о постоянной задержке.

Переходя к финансам, можно предложить следующую задачу:

 

  • вы гарантированно получаете некоторую сумму, скажем 1000$

  • у вас есть шанс 50/50 получить 2000$ либо не получить ничего

 

При таком выборе большинство людей предпочтет первый вариант с гарантированной прибылью. Другими словами, когда речь идет о прибыли и есть возможность избежать риска, предпочитается этот случай. И если мы говорим о достаточно весомой сумме, то даже увеличение выигрыша во втором варианте будет мало влиять на принятое решение.

Но ситуация изменится, если условия станут такими:

 

  • вы гарантированно теряете некоторую сумму, скажем 1000$

  • у вас есть шанс 50/50 потерять 2000$ либо не потерять ничего

 

Здесь большинство выберет второй вариант по названной ранее причине — потери переживаются острее, чем положительные эмоции от прибыли. Сталкиваясь с вероятностью потерь, инвесторы обычно идут на риск, стремясь как можно сильнее сократить убытки. На рынке форекс описанное выливается в популярность стратегии мартингейл, которая предполагает прибыль в каждой сделке, и в стратегии усреднения и пересиживания, которые могут помочь избежать отрицательного результата. Иногда они срабатывают, иногда нет.

На фондовом рынке случай гарантированной прибыли приводит к преждевременной фиксации прибыли по акциям. Питер Линч в своей книге сожалеет, что не держал многие акции достаточно долго — хотя он получил неплохую прибыль, но она была бы в разы и даже десятки раз выше через несколько лет. Попытка же избежать убытков ведет к рискам долгого удержания убыточной позиции. Собственно, если вы имеете просевший индексный фонд, то ничего не делать (или даже усилить позицию) будет правильным вариантом – однако при маржинальной торговле или в фондах с плечом риск однажды обернется против инвестора.

Аналогичную картину можно представить с облигациями – понижение ключевой ставки увеличивает доходность долгосрочных выпусков и побуждает инвесторов фиксировать прибыль, хотя сделанное понижение может быть лишь началом многоступенчатого процесса. Яркий пример понижения процентных ставок наблюдался в США в 1980-е годы и в России последних лет (считая с декабря 2014).

Процентная ставка в США

Но если углубиться в проблему, то можно заметить, что поведение инвесторов зависит и от скорости снижения рынка. Сильные колебания пугают инвесторов и приводят к отказу от пересиживания убытков и стремлению сохранить остаток капитала. Так, осенью 1987 года S&P500 упал за один день на 21%, чего не было ни в 1929, ни в 2008 годах. За 10 дней просадка достигла 32% и привела к паническим действиям по фиксации убытков. При этом год в целом был закрыт индексом на отметке 2% прибыли — хотя восстановление к максимумам внутри 1987 года произошло в 1990 году. Просадка в 30% предполагает 43% прибыли для выхода в ноль — выйдя из рынка, инвесторам было бы непросто заработать столько за неполные три года в другом месте.

Психология людей настроена так, что редкие события (как раз в силу своей редкости) воспринимаются людьми наиболее эмоционально, что ведет к завышенным ожиданиям снова увидеть нечто подобное. Если у вас на глазах метеорит снесет жилой дом, то вам трудно будет осознать, что увидеть такую картину второй раз будет практически невозможно. Дневное падение рынка США на 20% ожидается в основном теми, кто пережил 1987 год — это не невозможное, но все же очень маловероятное событие даже при текущем перегреве рынка. По крайней мере с начала XX века оно случилось всего один раз и более чем в два раза перекрыло 2008 год с дневным падением в 9%:

 

коррекции рынка

 

Нассим Талеб в своей книге активно возражает против применения стандартной статистики к рынкам — однако даже когда происходят подобные 1987 году события, общие данные позволяют выработать тактику разумного поведения. Фондовый рынок растет 3/4 времени, а ежегодные падения в 20% и более встречаются менее, чем в 5% случаев. За 189 лет наблюдений 134 года рынок США закончил в плюсе и только в 1931 году убыток составил более 40%. При этом в 1933 году доход оказался более 50%, в 1936 году — более 30%. К 1937 году рынок почти вернулся на отметки 1929 года, но грянул новый сильный кризис, который обычно не отделяют от предыдущего, рассматривая всю полосу как эпоху Великой Депрессии. С учетом дивидендов рынок поднялся до отметок 1929 года в 1943 году, хотя большие колебания позволили бы инвестору при регулярных вкладах выйти в ноль раньше.

 

При этом годовое падение рынка на 10% исторически происходит весьма регулярно — так, с 1980 года S&P 500 в среднем падал на 14% в течение года. Однако в 87% случаев затем происходил отскок рынка и год таким образом закрывался в плюсе. На развивающихся рынках коррекции еще сильнее — для индекса РТС характерны просадки не менее 25% примерно один раз в два года. Однако он все еще обходит американский рынок с момента рождения, т.е с 1995 года. Поэтому рассматривая каждую подобную коррекцию как сигнал к грядущей депрессии с необходимостью выходить из рынка чаще всего приводит либо к фиксации убыточной позиции, либо к недополучению доходности. С момента кризиса 2008 года на американском рынке было около десяти заметных коррекций:

 

коррекции на фондовом рынке

 

Как видим, они не мешали сильному 10-летнему росту. Однако впечатление от кризиса было настолько сильным, что масса аналитиков предсказывала новый «кровавый» кризис — а негативные прогнозы имеют свойство быстрее распространяться в медиа и находить своих слушателей. И это еще одна особенность психологии людей. Предположение роста на 10% в будущем году скорее посчитают необоснованным оптимизмом, хотя именно на такую величину растет американский рынок на длинной дистанции.

Поймите посыл статьи правильно — перегретый рынок в любом случае несет в себе повышенные риски. И американский рынок, как самый крупный в мире, потянет вниз остальные, когда произойдет спад. Речь о том, что коррекции — нормальные рыночные явления, а не сигналы к действиям. При всех рисках самый безопасный способ разбогатеть — это находиться в рынке как можно дольше. Формируйте разумный инвестиционный портфель с разными классами активов, чтобы не беспокоится о собственных действиях при любом поведении рынка.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на статьи