Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной.

werbung portfel

Светлый фон

Маркетмейкер из Новой Гвинеи



 

Из книги компании «Арсагера»

 

Эту  историю  рассказал  один  дайвер, который  ездил  нырять  в  район островов  Папуа – Новая  Гвинея.  Там местные  жители  находятся  на  уровне первобытно-общинного  строя.  Они используют вместо денег ракушки. Кто-то скажет: «Вот тупые – можно же пойти и набрать ракушек». Но местные жители  совсем  не  тупые.  Когда  они собираются  на  базаре  торговать,  они договариваются: курица– пять ракушек, рыба – три,  кокос – одна  ракушка. «Старший»  следит,  чтобы  на  начало торгового периода количество ракушек строго  соответствовало  количеству товара.  А  далее  они  используются  для удобства, чтобы легче было меняться.

Когда  торговля  заканчивается,  все оставляют  ракушки  на  базаре  и расходятся с нужными вещами. Местные  жители  хоть  и  дикари,  но понимают — ракушки есть нельзя. У нас цикл обмена «полезностями» растянут во  времени.  Из-за  этого  нужны  более сложные  денежные  механизмы.  Но  в результате  многим  «цивилизованным людям»  стало  казаться,  что  деньги «можно есть».

 

Первый факт из приведенного отрывка достаточно логичен и на первый взгляд говорит о том, что деньги — они и в Африке деньги, в какой бы форме они не находились. Однако второй вывод гораздо более интересен: в принятой системе обозначений ракушки ценность не сами по себе, а лишь тогда, когда обеспечены реальным товаром — за чем и следит местный «маркетмейкер» на рынке. Без товара ракушки ничего не стоят — поэтому их можно спокойно набрать на пляже.

В современном обществе, выстроившему рыночные механизмы и применяющему в биржевом стакане принцип, очень похожий на базар в Новой Гвинее, тем не менее свойственно переоценивать роль денег. Может быть, как раз оттого, что реальность отодвинула нас от грубой схемы натурального обмена — однако даже в двадцатом веке можно увидеть примеры зыбкости ценности денег самих по себе. После революции в России в хождении были миллионы — царские десятирублевки, на которых была прописана возможность обменять их на золото по текущему курсу в любом банке, потеряли свою цену, превратившись в кусок бумаги. В Германии в 1922-23 годах бумажные деньги свозили грузовиками на свалку, а грабители порой забирали сумки, вытряхивая из нее деньги — сумка оказывалась в те времена большей ценностью. В той же Германии 1946 года инфляция ежедневно приводила к росту стоимости продуктов в два раза. А между тем есть сведения, что в Германии даже после второй мировой оставались работающими предприятия, в акциях которых можно было бы сохранить покупательную способность денег, имевшую место при нацистском режиме. Ну и наконец вряд ли кто-то из людей постарше забыл гиперинфляцию в России 1992 года, сопровождавшуюся пустыми полками в магазинах; деньги тогда превратились практически в ракушки. Страна перешла на бартер, где купюры сами по себе уже ничего не значили — люди договаривались между собой, на сколько партий гербалайфа можно обменять грузовик угля.

При этом даже при анонсированной в России «стабильности» деньги стабильно (т.е. довольно быстро) теряют свою цену, причем делают это гораздо быстрее, чем доллар или евро. Довольно наглядно это видно здесь:

 

 

Итого, даже в относительно благополучные 2000-е за 14 лет рубль потерял более 80% (!) стоимости; вложения в доллары сократили бы размер убытков, однако и в этом случае покупательная способность капитала оставалась ниже инфляции — что особенно заметно до 2013 года. Напомню, что с лета 1998 по лето 1999 года доллар вырос сразу на 300% (с 6 до 24 рублей) — однако и этот взлет оказался отыгран инфляцией уже к 2004 году:

 

 

Итого, реальными активами являются акции и недвижимость — первые генерируют прибыль от связанных с ними производств (рост котировок и дивиденды), вторые от роста стоимости жилья и сдачи жилплощади в аренду. Владение ими, особенно разбросанное по разным странам, и позволяет оценивать реальное состояние человека; ни один из миллионеров или миллиардеров не держит все деньги в наличных или даже всю сумму на банковском депозите. Причина видна на графике выше и принципиального различия в поведении инфляции и депозита в России и на Западе нет — в последнем случае просто речь идет о меньших абсолютных значениях. Впрочем, в качестве исключения можно заметить, что на Западе значительно более развит рынок облигаций и интерес к ним со стороны населения — грамотное владение этим инструментом может нейтрализовать (или даже обыграть) инфляцию, однако требует от своего владельца знаний и регулярных временных потерь для отслеживания рыночной ситуации и торговли. Средний же доход от индекса корпоративных облигаций находится примерно на уровне банковского депозита.

Т.е. хотя по известной песне «деньги движут шар земной», на самом деле деньги сами вращаются вокруг реальных производств, обслуживая их (и тех, кто ими владеет). Акции тем и хороши, что обеспечивают близкое по правам участие в бизнесе по сравнению с собственником производства. Таким образом, являясь обладателями акций, мы по сути являемся обладателями реального товара, выпускаемого бизнесом — который нам, однако, не нужно хранить; но который пользуется спросом и приносит нам прибыль. Скорректировав свое сознание в сторону владения как можно большим числом перспективных бизнесов в виде акций вместо малополезного накопления обесценивающихся денег, можно уже решить по крайней мере часть задачи по достижению будущего успеха. При этом нет нужды совершенно отказываться от банковского депозита — просто ему должна быть отведена другая, менее значимая роль.

 

Поделиться в соцсетях

Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика