Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной.

werbung portfel

Светлый фон

Доверяй, но проверяй?



риски ДУ

 

Отдавать ли в доверительное управление?

Россия является страной с очень высоким уровнем коррупции. «Доверительное управление» исходя из определения предполагает доверие клиента к управляющей компании — т.е. подразумевает такую ситуацию, когда компания сумеет заработать ему больше банковского депозита, дополнительно получив при этом определенный процент. В противном случае связываться с компанией не имеет смысла, вместо этого положив деньги в надежный банк.

Прибыль выше ставок банковского депозита не может быть гарантированной. Исключение составляют микрофинансовые организации с достаточно слабым регулированием, огражденные от построения явной пирамиды главным образом высоким входным порогом в 1.5 миллиона рублей. Это несколько ограничивает число инвесторов, но тем не менее не дает никаких юридических преимуществ в случае возникновения проблем.

В остальных случаях стабильная доходность выше банковской (которые либо обещается прямо, либо выплачивается по факту) практически всегда со временем приводят к дефолту компании с отказом от своих обязательств и невозможностью получить компенсацию через суд. О том, как это происходит в реальности, я достаточно подробно писал здесь. Искать иголку в стоге сена в виде «честной» компании с высокими процентами в данной категории — в подавляющем большинстве случаев обречь себя на потерю по крайней мере части капитала. Тем не менее, потеряв деньги в одной из таких компаний, клиенты нередко стараются сразу же отбить убытки в другой, такой же или еще более доходной; так или иначе, желающие получить высокий доход в пирамидах находятся практически всегда.

Относительный контроль в России налажен только в банковской сфере и на фондовом рынке. Впрочем, массовые банкротства банков последних двух лет говорят об уровне этого контроля весьма красноречиво. Остается фондовый рынок — в силу ряда причин ситуация на нем лучше, а ПИФы в целом зарекомендовали себя нестабильным в плане доходности, но достаточно надежным в плане неторговых рисков инструментом.

В общем случае ПИФы разделяются на две категории — индексные и активно управляемые. Первые на российском рынке ставят своей задачей как можно точнее скопировать доходность индекса ММВБ; вторые занимаются либо спекулятивной торговлей, либо активным управлением, выискивая перспективных по фундаментальным показателям эмитентов и удерживая их достаточно продолжительный срок. Активным управлением могут также заниматься непосредственно брокерские компании, предлагая свои продукты в рамках прямого ДУ. Активное управление по определению предоставляет больше свободы — и хотя ее размер также ограничен законодательством, вероятность определенных действий не в пользу клиента у компаний с таким типом управления явно не равна нулю.

Резюме: поскольку паевых инвестиционных фондов в России насчитывается уже несколько сотен, то конкуренция за средства клиента очень жесткая, а менталитет и система контроля в принципе позволяют находить возможности вести нечестную игру. Нельзя сказать, чтобы это происходило массово — однако учитывать эти варианты определенно стоит. Чтобы не быть голословным, перечислю основные возможности ниже (по материалам компании Арсагера):

 

  • Занижение доходности

Большинство манипуляций связано с компаниями-прокладками, аффилированными с теми, кто осуществляет манипуляции. К примеру, управляющая компания получает высокий доход, в разы выше среднего по депозиту. В этом случае с помощью серии убыточных сделок часть прибыли может «сливаться» на прокладку. Клиенту жаловаться особо не на что — доход все равно оказался достаточно высоким.

 

  • Перелив неудачных активов

Компании не только управляют средствами клиентов, но и часто ведут торговлю на собственные средства. Следовательно, иногда (особенно в погоне за доходностью) могут совершаться неудачные сделки, например покупка высокодоходных «мусорных» облигаций. Если дела последних идут к дефолту, то появляется соблазн перекинуть их на баланс клиента, снова с помощью компании-прокладки. Кстати, последние результаты некоторых ПИФов по золоту, где доходность оказалась гораздо ниже рыночной цены металла, заставляет предполагать нечто подобное и там, где манипуляций, казалось бы, вообще не должно быть.

 

  • Завышение доходности

Тут речь идет о завлечении нового капитала или стимуляции доливки у существующих клиентов. Снова схема с компанией-прокладкой — только на этот раз деньги распределены равномерно, и управляющая компания выигрывает в свою пользу деньги с прокладки. Т.е. без реального изменения средств ПИФ получает отличную статистику, которая, однако, не совпадает с поведением фондового рынка. Понятно, что для расчета со всеми клиентами при таком подходе в будущем должен появиться сильный убыток.

 

  • Сделки внутри спреда

Схема со спредом хорошо подходит для малоликвидных акций (второй или даже третий эшелон). Как она работает, более детально я описывал здесь. ПИФы ограничены в количестве низколиквидных активов, однако полностью они не запрещены — поскольку обладая сильной волатильностью могут приносить и высокий доход.

 

  • «Разгон» стоимости акций

Этот пункт можно рассматривать как самостоятельно, так и как разновидность пункта 2. Смысл состоит в покупке низколиквидных акций (на свои деньги), которые затем сливаются клиентам по завышенной цене. Для этого может быть, например, подготовлена серия обзоров по перспективам купленных эмитентов. Как частный случай такого разгона можно назвать первичное размещение какой-либо крупной компанией акций или облигаций другой компании (IPO). Организатор размещения преследует цель продать выставляемые акции как можно дороже (в этом его прибыль) — так что даже результаты своих клиентов, которых они убеждают включить в свой портфель эти акции, их интересуют меньше. Между тем нередки случаи, когда стоимость акций после IPO быстро падает в разы.

 

  • Эффект многократной комиссии

Управляющие компании часто снимают не только фиксированную комиссию за управление, но и берут процент от результата. Поэтому если счет клиента многократно растет и проседает, то может получиться так, что при средней нулевой доходности с клиента многократно снимается установленный процент. В этом случае необходимо  проверить  в  договоре условие о том, что комиссия за результат выплачивается только в случае превышения предыдущей максимальной стоимости портфеля.

 

  • Необоснованные сделки

Этот случай можно рассматривать или как мошенничество, или как пример халатности компании. Если она не только управляет средствами клиентов,  но и сама является брокером, то ей становятся выгодны спекуляции с активами клиентов, особенно те, где управляющий проводит множество сделок (скальпинг). Кстати, последний из-за высоких комиссий гораздо менее популярен на фондовом рынке, чем на форекс — но когда управляющий и брокер играют в одной команде, ситуация в корне меняется. Кроме того, разные управляющие в рамках одного брокера/УК даже могут одновременно покупать и продавать один и тот же актив на средства клиентов — технический анализ допускает различное толкование одних и тех же данных.

 

Выводы?

В реальности даже при понимании механизмов возможных злоупотреблений защититься от них очень сложно. Например при сделках внутри спреда в принципе можно запросить управляющую компанию о причинах покупки или продажи такой-то акции третьего эшелона. Однако оценить ответ способен лишь квалифицированный инвестор; находясь внутри УК, изменить ее правила вряд ли получится, можно только забрать свои деньги.

Вывод мне видится довольно простой: доверительное управление, даже на регулируемом российском фондовом рынке, несет для инвестора дополнительный неторговый риск. Он может заключаться не в потере всей суммы разом, как в финансовых пирамидах, а в периодическом (и возможно, незаметном для вас) уменьшении доходности, что на дистанции способно превратиться в очень приличную сумму. Кроме того, активное управление связано с дополнительными комиссиями по сравнению с индексными фондами — по факту это значит, что компания должна не просто обыгрывать индекс, а обыгрывать его больше, чем на разницу комиссий между активным и пассивным управлением. Именно то, что на практике такое встречается совсем не часто, и послужило причиной бурного развития в мире биржевых фондов.

Следовательно, при инвестировании на российском рынке в первую очередь следует смотреть на индексные продукты, обладающие солидным возрастом и наиболее ровно (еще лучше — с небольшим преимуществом) отслеживающие сам индекс. Там, где компании делегированы лишь полномочия по поддержанию состава фондов, вероятность злоупотреблений меньше — хотя, как говорилось выше, отдельные ПИФы золота наводят на нехорошие мысли. Я не призываю полностью исключить все активные фонды из рассмотрения и считать каждую компанию потенциальным мошенником — однако если у вас нет времени или опыта на тщательный анализ компаний, разумнее будет выбрать адекватный индексный фонд.

В заключении об оценке торговли фондов при помощи различных коэффициентов (бета, Шарпа, Сортино и др.). Они могут подойти как вспомогательный (дополнительный) инструмент, но несут как минимум два недостатка:

 

  • основаны только на прошлой торговле, тогда как будущая будет от нее отличаться;

  • если коэффициенты оценены за достаточно длительный период, ухудшение торговли будет медленно отражаться на коэффициенте

 

Поделиться в соцсетях

Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика