Андрей Швальбе Есть вопросы? Свяжитесь со мной
Просьба по возможности писать вопросы в комментариях к статье. И другим польза, и сайту плюс. Обычно отвечаю довольно быстро.

Крах фондового рынка 1987 года

 

 

«Я бы сейчас вынул немного денег из рынка, потому что … есть явные признаки безудержного оптимизма» — менеджер фонда Габелли Лоуренс Хэверти

Когда фондовый рынок потерпел крах 19 октября 1987 года, инвесторы впали в панику. Это было незнакомое событие — предыдущее снижение аналогичной величины произошло 58 лет назад, в 1929 году.

Теперь, спустя 30 лет после Черного Понедельника в 1987 году, есть действующие профессиональные инвесторы, которые пережили этот роковой день. В интервью трое из них рассказали об их опыте, предупреждающих знаках и дали рекомендации о том, как справляться с крупными спадами.

 

Эти люди:

Льюис Альтфест, президент Altfest Personal Wealth Management, который управляет около 1,3 миллиардами долларов частных клиентов. Altfest основал фирму в 1983 году после того, как работал генеральным партнером и директором по исследованиям в Lord, Abbett & Co.

Брайан МакМахон (Brian McMahon), главный инвестиционный директор Thornburg Investment Management, один из управляющих фондом в размере $ 2.5 млрд. Thorburg Global Opportunities Fund THOAX, а также инвестиционным фондом Thornburg Tivax в размере $ 16 млрд. TIBAX. В октябре 1987 года МакМахон управлял фондом облигаций Thornburg’s laddered maturity bond.

Лоуренс Хаверти (Lorrence Haverty), управляющий портфелем в размере 231 млн. $ фонда Gabelli Multi-Media Trust GGT. В октябре 1987 года Хэверти совместно управлял Putnam Growth Fund и Putnam Convertible Fund, которые имели суммарные активы в размере около 2 млрд. $.

 

Во-первых, давайте взглянем на график, показывающий индекс DIA Jones Industrial Average DJIA с 1987 по 1989 год:

 

 

Dow упал на 4% в пятницу, 16 октября 1987 года, а затем обвалился на 23% в черный понедельник.

Было много факторов, способствующих тому, что было беспрецедентным событием для почти всех участников Уолл-стрит. Они включали 44% -ный взлет индекса Dow с конца 1986 по 25 августа 1987 года.

Этот скачок был частично вызван законом о налоговой реформе 1986 года. Долгосрочные процентные ставки быстро росли, что подпитывало атмосферу неопределенности. По словам МакМахона, дикая продажа в Черный Понедельник была во многом обусловлена использованием так называемого «портфельного страхования», когда преимущественно срабатывали стоп-ордера.

На Нью-Йоркской фондовой бирже теперь есть «автоматические выключатели», чтобы временно приостановить торговлю в дни крупных спадов. Но эти меры не предотвращают падение за несколько торговых сессий.

 

Вступление в черный понедельник

«Когда мои клиенты нервничают, они звонят» — сказал Альтфест.

Итак, после 16 октября 1987 года, упав духом, он отправился в свой офис на следующий день, в субботу, чтобы быть доступным для своих клиентов. Он пытался удержать их от паники, но в период рыночных потрясений воспоминания коротки, и люди теряют веру в способность рынка восстанавливаться и устанавливать новые рекорды.

«Многие просто вышли и подождали, пока рынок не восстановится, прежде чем вернуться обратно. Так что падение обернулось не очень хорошо для них», — сказал Альтфест.

Charles Schwab Corp. начала принимать заказы клиентов по выходным дням, которые будут исполнены в понедельник. «Я позвонил им и сказал, что хочу знать отношение заказов на покупку к продаже. Продажи были … может быть, 12 к 1. Таким образом, я поставил ордера в расчете на 8%-ное падение рынка» — сказал Альтфест.

Альтфест остался с большим количеством наличных денег после того, как Dow упал на 8% в начале Черного Понедельника. Он не мог знать, что рынок упадет еще на 15% в тот же день, но сказал: «в конце концов я был в восторге» после того, как рынок восстановился.

Черный Понедельник также грубо обошелся с инвесторами облигаций. По данным Федерального резерва, резкий скачок доходности 30-летних казначейских облигаций США привел к цифре 9,61% на 1 октября 1987 года по сравнению с 7,39% в начале этого же года.

«Сегодня, если ставки по облигациям вырастут [на аналогичное значение], это, вероятно, приведет к содроганию фондовых рынков. Таким образом, мы вышли из 1986 и большей части 1987 года с довольно большим энтузиазмом к акциям», — сказал МакМахон.

«Тогда я не управлял деньгами, но люди продавали все, что могли продать. В моем случае мы смогли выгодно купить муниципальные облигации», — сказал МакМахон.

Хэверти цитирует своего коллегу, который сказал, что «более высокие процентные ставки работают», что означает, что растущие ставки могут подавить перегретую экономику и инфляцию, но «в конечном итоге более высокие процентные ставки вызовут проблемы», — сказал он.

 

рыночные пузыри

 

Хэверти отметил, что октябрь 1987 года был частью «Милкенской эры», когда Майкл Милкен и Дрексель Бернэм Ламберт воспользовались интересом инвесторов к высокой доходности и стали пионерами в области высокодоходных долговых ценных бумаг.

«Когда я перенял конвертируемый фонд в 1984 году, у него было 200 миллионов долларов активов, и мы выросли до более чем миллиарда с половиной долларов [в 1987 году], что было огромной суммой в небольшом классе активов в тот момент, — сказал Хэверти.

Он увидел явные признаки того, что рынок конвертируемых облигаций перегрелся, началом чему послужило октябрьское крушение. «Либо у вас есть хорошие компании, выпускающие конвертируемые облигации по «абсурдной» цене, либо вы получаете «абсурдные» компании, выпускающие конвертируемые облигации по высоким ценам», — сказал он.

В начале вторника, на следующий день после Черного Понедельника, Хэверти «чувствовал себя очень комфортно» после того, как Федеральная резервная система сделала «мощное заявление» перед открытием рынка. Он сказал, что выражает свою новообретенную уверенность, описывая решение о покупке акций Caesars World (теперь Caesars Entertainment Corp. CZR) во вторник перед начальством в Патнэме, что в конечном итоге привело к его увольнению в декабре 1987.

«У меня до сих пор нет никого, кто мог бы возразить, что я был первым профессионалом, уволенным в результате крушения», сказал он. Однако история имела счастливый конец. Получив в декабре выходное пособие, Хэверти купил акции Caesars World для себя и увеличил свои инвестиции в 10 раз.

 

Предупреждающие знаки на сегодняшнем рынке

«Я думаю, что рынок облигаций, как правило, переоценен, поэтому меня не удивило бы, если бы мы увидели повышение процентной ставки и расширения спредов по корпоративному кредиту», — сказал МакМахон. Наряду с планом Федеральной резервной системы по сокращению инвестиций в ценные бумаги на 30 млрд. $ в месяц, возможный законопроект о реформе налогов убедит инвесторов, что экономика будет нагреваться, приводя к повышению процентных ставок и снижению цен на облигации. Более высокие процентные ставки обычно означают большую волатильность для акций.

«Я думаю, что по отношению к нормам на рынке есть еще 20%», — сказал Альтфест.

Он дал понять, что он не предсказывает немедленного снижения и что текущий рынок отличается от 1987 года, а также от технологического пузыря конца 1990-х годов и докризисного климата 2007 года.

Хэвертирует оценки некоторых акций как серьезные предупреждающие признаки для здоровья рынка.

«Я работаю в медиа-сфере и могу совершенно ошибаться в отношении Amazon и Netflix», — сказал он. «Но люди платят многократные денежные потоки для тех предприятий, которые в основном бросают вызов основным законам бизнеса».

По состоянию на конец вторника, акции Amazon.com Inc. AMZN торгуются по 127 раз по сравнению с прогнозом прибыли за одну неделю в 2018 году среди аналитиков, опрошенных FactSet, а Netflix Inc. NFLX торгуются в 89 раз выше расчетного на 2018 год коэффициента EPS.

На диаграмме ниже показано, как отношение цены к скользящему 12-месячному доходу изменилось для S&P 500 Index SPX с 1999 года:

 

 

Таким образом, оценки значительно выросли во время бычьего рынка, который начался в марте 2009 года. Но мы нигде не приближаемся к уровням марта 2000 года, когда компании из S&P 500 торговались за взвешенную прибыль в 30,5 раз, согласно FactSet.

Хэверти сказал, что «безумные поиски прибыли инвесторов» после стольких лет очень низких процентных ставок были характернейшим предупреждающим знаком для рынка.

 

Совет для инвесторов

«Я бы сказал, если люди подвергаются воздействию на границе эффективности рынка облигаций, чтобы добиться определенной выгоды», — сказал МакМахон.

Альтфест советует инвесторам «посмотреть, делают ли компании, в которые они вкладывают капитал, деньги и насколько высок коэффициент P/E». Затем, если рынок сильно упадет, «сделайте глубокий вдох и выйдите на улицу», — сказал он.

Другими словами, имейте в виду, что фондовый рынок всегда оправлялся от сбоев. Если вы хотите угадать время входа на рынок, существует опасность, что вы будете слишком долго ждать, пока рынок не восстановится, прежде чем вы вернетесь обратно. Вы упустите возможности и, возможно, даже вернетесь на более высоком уровне, чем рынок был при продаже. История показывает, что что для большинства непрофессионалов лучше воздержаться от продаж в панику.

Хэверти сказал, что, несмотря на то, что оценка акций очень высока, он почти 100% инвестирует в акции. Но когда его спросили, что бы он сделал прямо сейчас, если был непрофессиональным инвестором, он сказал: «Я бы сейчас вынул немного денег из рынка, потому что … есть явные признаки безудержного оптимизма».

 

Источник: http://www.marketwatch.com/story/three-money-managers-who-lived-through-the-1987-stock-market-crash-warn-of-danger-today-2017-10-19

Перевод: мой

 

Подпишись на новые статьи!

Поделиться в соцсетях

Предыдущий пост
Следующий пост
Return to Top ▲Return to Top ▲ Яндекс.Метрика